Сначала бежали от репрессий, а потом от войны: истории беларусских детей-беженцев

Фото: Onliner
25 мин.

Журналистка из беларусского города Столина Оксана Добриянец создала проект о беларусских детях-беженцах, в котором рассказывает истории маленьких беларусов о том, как сначала они бежали от режима Лукашенко, а потом от войны.

«Я делаю видимыми детей во всех событиях 2020 и после 2020 года. Дети – очень уязвимая группа. Если взрослые осознанно, оценивая последствия, высказывают свою гражданскую позицию, то дети не имеют такого выбора. Этот проект про то, как дети переживают эмиграцию, адаптируются к новым условиям, как скучают по дому или смирились с тем, что их дом там, где находится их семья здесь и сейчас, о том, как они всеми силами пытаются сохранить свое детство», – пишет Оксана Добриянец.

Следить за проектом можно в Instagram и Telegram.

Мы публикуем несколько историй маленьких беларусов, которым пришлось пережить больше, чем многим взрослым.

Стефания, 11 лет

Сначала бежали от репрессий, а потом от войны: истории беларусских детей-беженцев

Стефания вместе с мамой, отчимом и младшим братом были вынуждены переехать из Минска в Киев в августе 2021 года, когда маме стали угрожать уголовным преследованием за то, что в августе 2020 она поддержала протесты. Они собирались в спешке и брали только самое необходимое.

Семья ехала в полную неизвестность и не знала, сможет ли Стефа и дальше заниматься музыкой – девочка 4 года училась в музыкальной школе и играла на скрипке. Свой инструмент Стефания сама несла всю дорогу и даже спала с ней. Сначала семья уехала в Вильнюс, где они прожили 2 месяца. Там они с братом пошли в русскоязычную школу, завели друзей, и даже начали учить литовский язык, хотя, по словам девочки, было трудно.

Когда маме предложили работу телеведущей на канале Белсат в Киеве, семья решила перебраться туда. Новый переезд дался Стефании нелегко, было грустно расставаться с друзьями, одноклассниками и преподавателями. Девочка разговаривает на беларусском, поэтому сначала в новой школе в Киеве она общалась с одноклассниками на родном языке, а позже выучила и украинский. Стефания хорошо знает английский, немного польский, а в киевской школе учила немецкий.

Возобновить занятия в музыкальной школе девочке не удалось, она занимается с учительницей онлайн. Музыка для Стефании имеет большое значение, она даже выступала с мамой на концертах, а также на дворовых акциях в Беларуси. Говорит, ей не было страшно – она хотела быть на стороне добра.

После начала войны 24 февраля семья Стефании смогла эвакуироваться из Украины и сейчас находится в безопасности.

Стефания хочет вернуться в Беларусь, там осталась любимая бабушка и кот Францик. Девочка мечтает, чтобы мы победили и вернулись туда, где безопасно и привычно – домой. Туда, где остался весь ее мир, потому что «построить новый на пустом месте в 11 лет – довольно непростая задача».

Тимофей и Мира, 5 лет и 2 года

Сначала бежали от репрессий, а потом от войны: истории беларусских детей-беженцев

Папа Тимофея и Миры – украинец, работал вахтовым методом в родной стране. Семья планировала в перспективе переехать в Украину, т.к. накопить денег и построить дом в Беларуси не представлялось возможным. 9 августа 2020 года отец уехал на заработки, а в Беларуси начались массовые протесты после сфальсифицированных выборов. Мама детей, как и многие беларусы, не смогла мириться с насилием и поддержала протесты: участвовала в акциях протеста вместе с детьми, высказывала свою позицию в социальных сетях.

Семья жила в маленьком городке Минской области, поэтому всех, кто выступил против режима, милиция знала поименно. Соседка написала на семью донос, после чего под окнами дома стала постоянно ездить милицейская машина, а семью угрожали поставить на учет как «находящуюся в социально опасном положении». В декабре 2020 года мама приняла решение уехать вместе с детьми к мужу в Украину. Как только семья уехала, маму стала разыскивать милиция.

В Украине семья стала чувствовать себя безопаснее, но Тимофей сильно тосковал по бабушке, которая осталась в Беларуси. Говорил, что откроет все границы и полетит к ней на самолете. Тимофей хотел, чтобы бабушка могла приехать в Украину, а он с семьей – в Беларусь.

Спустя полгода семья приобрела дом в селе в Волынской области. Когда началась война, семья не стала уезжать, но на экстренный случай уже был собран тревожный чемодан. Война ощущалась только тогда, когда заходили в магазин – огромные очереди, паника, люди скупали все продукты.

Родители объяснили Тимофею, что такое война, как различать форму российских и украинских военных, как выглядят вертолеты и бомбы. Но Тимофей не видит войны, говорит, что мама все придумала, потому что в селе тихо и спокойно. В качестве бомбоубежища семья выбрала погреб. Когда Тимофей был там с мамой, он спросил у нее: «Мама, а зачем ты этот домик построила?»

Чтобы отвлечься от тревоги и страха, мама Миры и Тимофея решила собирать всех местных детей, чтобы проводить мастер-классы по рисованию и оригами. Дети очень рады проводить время вместе и просят устраивать такие встречи каждый день.

Никита и Егор, 11 лет и 4 года

Сначала бежали от репрессий, а потом от войны: истории беларусских детей-беженцев

В декабре 2020 года, после того, как отца Никиты и Егора осудили на 13 суток ареста за вывешенный бчб-флаг на доме, а семье стали угрожать изъятием детей за гражданскую позицию родителей, мама с сыновьями решила покинуть Беларусь. Семья переехала в Киев, а через полтора месяца к ним приехал и папа. Позже они купили дом в Киевской области, Егор пошел в детский сад, а Никита – в новый класс сельской школы. У Никиты появились друзья, он адаптировался к новым реалиям и стал хорошо учиться.

За две недели до начала войны среди родителей уже обсуждалось, что детям нужно собирать сухпайки, фонарики и тревожные чемоданы, а в детских садах и школах тренировали эвакуацию. Война для семьи началась в 6 утра 24 февраля с сообщения дедушки Никиты и Егора из Беларуси. Родители поговорили с детьми, объяснили им все возможные сценарии и необходимость быть самостоятельными в это время. Детям читали рассказы о войне, рассказывали, как военные защищают людей. Никита все понимает, а Егор воспринимает все как просто интересные истории.

Школы и детские сады не работают, поэтому у детей все еще каникулы, они играют во дворе, смотрят мультики, а жизнь в селе, кажется, перетекает в обычную довоенную. Во время войны к семье пришла собака с обгрызенными ушами – корги Нита – так ее назвал Никита. Семья приняла решение оставить ее, лечить и заботиться о новом члене семьи.

Семья не планирует уезжать из Украины, потому что в селе, где они живут, нет взрывов, а снова бросать все и уезжать в неизвестность сложно. Мама занимается ремонтом дома, а папа вступил в территориальную оборону села, и сыновья им очень гордятся.

Никита скучает по дому, мечтает вернуться в свободную Беларусь и очень часто обсуждает, как будет выглядеть его возвращение. Егору хорошо там, где его родители и брат. Но оба мальчика очень хотят, чтобы война в Украине, которая их так пугает, поскорее закончилась.

Саша, 9 лет

Сначала бежали от репрессий, а потом от войны: истории беларусских детей-беженцев

Папа Саши – солист рок-группы РСП, в феврале 2021 года его задержали прямо на концерте и осудили на 15 суток ареста, после чего он был вынужден уехать в Украину. Сначала мама мальчика решила остаться с сыном в Минске, но после того, как 23 мая в Минске был принудительно посажен самолет Ryanair для задержания Романа Протасевича, мама Саши поняла, что находиться в Беларуси становится все менее безопасно, и они уехали к отцу в Украину.

В Ирпени отец Саши уже подготовил квартиру к их приезду. Переезд давался сложно, но Саша воспринимал это как путешествие и возможность попробовать что-то новое в жизни. В Украину мальчик влюбился сразу и был очень рад встрече с папой. Летом Саша пошел в лагерь театральной школы, нашел много друзей, поэтому период адаптации дался ему легко. В Беларуси, помимо других увлечений, он 2 года занимался в модельной школе и успел наработать портфолио. На оплату различных секций в Ирпени у семьи не было средств, поэтому Саша решил остановиться на моделинге, и результат не заставил себя долго ждать: на одном из кастингов он прошёл отбор, и его фото висели на билбордах Ocean Plaza. Так он заработал свои личные деньги.

Саша пошел в украинскую школу, потому что семья понимала, что необходимо выучить язык – никто не знал, как долго они будут в Украине. Новая школа очень понравилась мальчику, особенно то, что система образования там «более европейская». Семья прожила в Ирпени около 9 месяцев, а потом началась война.

Обсуждение возможного начала войны началось за месяц, и был подготовлен план на случай экстренной эвакуации. Утром 24 февраля родители проснулись от взрывов – бомбили Гостомель. Мама разбудила Сашу и сказала, что началась война. Саша был взволнован, завтракали в шоковом состоянии. Из города удалось выехать только к 7 вечера, а к утру дороги уже были разрушены. Ехать было страшно: соседний Гостомель бомбили, под звуки артиллерии семья выезжала из города и чувствовала, как от взрывов вздрагивает машина. Дорога до польской границы заняла 5 дней, Саша даже начал думать, что машина – это его новый дом, но все это время держался очень смело, заплакал только один раз.

Дом, в котором жила семья, уцелел, но стекла выбиты, а квартира взломана. В школу, в которой учился Саша, попал снаряд. Когда они уезжали из города, одноклассники Саши присылали ему фото, как они укрывались в спортзале и спали все вместе. Мальчик понимал, что рядом с ними мог спать и он.

Родители переживают, чтобы эти события не травмировали Сашу, чтобы он не закрылся в себе. Саша продолжает обучение в своей украинской школе онлайн из Варшавы. Говорит, что скучает по Беларуси, особенно по своим друзьям, но возвращаться обратно не хочет, как и в Ирпень, который он так полюбил. А про дорогу в Польшу даже не хочет вспоминать.

Саша мечтает жить в Японии, съесть там настоящие суши и работать аниме-мультипликатором.

Полина, 10 лет

Сначала бежали от репрессий, а потом от войны: истории беларусских детей-беженцев

Полина вместе с мамой вынужденно переехала из Беларуси в Украину в июле 2021 года по уже привычной для белорусов причине – маме угрожали политическим преследованием за ее гражданскую позицию. О переезде никто не знал, потому что мама боялась быть арестована в аэропорту. Поэтому Полина не знала, что билеты на самолет у них с мамой в один конец. Травмой для девочки стало то, что она не смогла забрать все свои любимые игрушки с собой – семья уехала с одним чемоданом.

В Киеве Полина чувствовала себя в безопасности, но очень тосковала по своим питомцам, которые остались в Беларуси – попугаю и двум белкам. Адаптация проходила хорошо, но когда приблизилось время идти в школу, у Полины начались панические атаки. Мама девочки думала, что это – последствия событий в Беларуси, однако причиной оказался сахарный диабет. Полина не понимала и спрашивала маму, почему именно она заболела.

Первые несколько дней в школе Полина капризничала, но благодаря здоровой атмосфере в классе и очень хорошим отношениям между детьми вскоре Полина стала ходить в школу с удовольствием. Там у девочки появилась лучшая подруга, одноклассники часто встречались вне школы, а по пятницам учительница проводила чаепития.

Спустя 8 месяцев, когда семья полностью адаптировалась и полюбила свой новый дом, началась война. В ночь на 24 февраля мама не спала, и когда в 5 утра прогремел первый взрыв, начала спокойно собирать вещи. Полина испугалась и начала плакать, но все же смогла собраться в этот критический момент. Из Киева семья выехала на первом эвакуационном автобусе, дорога до польской границы заняла 4 суток. Полине было страшно, она плохо себя чувствовала: ее тошнило и она не могла есть. Опасаясь за здоровье Полины, мама всю дорогу следила за состоянием дочери, не смыкая глаз.

На погранпереходе было очень много людей, в какой-то момент началась давка, люди падали, теряли сознание, один мужчина умер. В этой обстановке у маленькой Полины случилась паническая атака. Мама вывела девочку из толпы в магазин неподалеку, где она сразу уснула на полу.

Когда семья пересекла границу, волонтеры помогли им добраться до Сопота, где спустя месяц проживания в хостеле они все же смогли найти жилье. В новой обстановке Полина стала еще сильнее скучать по Беларуси и по любимым питомцам, которых боится больше никогда не увидеть. В новой школе, в классе для украинских детей-беженцев,  девочка столкнулась с новыми проблемами: учительница повышала голос и унижала детей, которые и так сильно травмированы после войны.

Мама с дочкой переехали в Гдыню, где Полина пошла в обычную польскую школу. Там она подружилась с с двумя девочками из Украины. Полина учит польский, иногда злится, когда что-то не получается, и часто вспоминает свою украинскую школу, по которой сильно скучает.

В комментариях под одним из выступлений Билли Айлиш Полина написала, что очень хочет вернуться домой и в Украину, и в Беларусь. Больше всего Полина мечтает о том, чтобы ее любимые питомцы, которые остались в Беларуси, были рядом с ней. А еще хочет завести собаку и спасти котенка.

Маша, Сима и Вера, 15, 10 и 4 года

Сначала бежали от репрессий, а потом от войны: истории беларусских детей-беженцев

23 января 2021 года трёхлетняя Вера переехала с мамой из Минска в Киев, а папа и две сестры остались в Беларуси. Накануне маму вызвали в Следственный комитет, после чего, опасаясь уголовного преследования, она вынужденно покинула страну с младшей дочкой. Маленькая Вера воспринимала это как интересное приключение. А через 2 месяца в Киев приехал папа с Машей, Симой и котом Йосей. Дети пошли в украинскую школу и детский сад.

Старшим девочкам переезд дался сложнее. Маша, оставив своих друзей, школу и привычную подростковую жизнь в Беларуси, впала в апатию и тоску по дому. Сначала обучение в школе было дистанционным, а в сентябре, когда Маша пошла на полноценные школьные занятия, сказала, что хочет жить в Украине. Знание беларусского языка сильно помогло в освоении украинского.

Сима играла в футбол с дворовыми мальчиками, быстро влилась в компанию и завела себе новых друзей, а позже пошла на занятия по брейк-дансу. В школе Симе было очень тяжело, она не понимала украинский язык и учиться ей было сложно, родители даже думали перевести ее в класс с русским обучением. Однако благодаря внимательным и понимающим преподавателям девочка все же смогла адаптироваться, стала хорошо понимать язык и больше не хотела переходить в другой класс.

Маленькая Вера очень просилась в детский сад, и первую неделю ходила туда с радостью. Однако потом ребенок изменился, стал грустить. Оказалось, она тоже столкнулась с трудностями из-за языка, не понимала украинских детей. Со временем Вера все же смогла адаптироваться к новой обстановке и языку.

Прожив год в Киеве, дети уже не рассматривали свое возвращение в Беларусь. Маша строила планы, выбрала университет, в который хотела поступать, а позже семья перевезла к себе в Киев и бабушку девочек.

24 февраля маму разбудил телефонный звонок, а за окном уже были слышны взрывы. Детей разбудили в 6 утра, стали собирать вещи, а благодаря поддержке родителей они не впали в панику. В течение последующих двух дней семья ожидала, что все вот-вот закончится. Но 26 февраля, после очередного утреннего сообщения о прилетевшем снаряде, семья приняла решение перебраться в Западную Украину.

Через час после того, как они покинули Киев, недалеко от их дома начались обстрелы, мужчину, сидевшего в автомобиле, переехали танком. До Львовской области семья добиралась 29 часов. Когда ехали, было страшно от пролетающих над ними истребителей. Машину на беларусских номерах останавливали, досматривали, а доехав до пункта назначения, родители спрятали машину в гараже друзей и скрутили номера.

2 недели семья прожила у друзей во Львовской области. Дети очень пугались звука сирен, Вера сразу бежала к родителям, пряталась, спала ночью с ними. Дети знали правило «двух стен» и даже выучили, как определять отмену воздушной тревоги. Отец девочек записался в территориальную оборону, но семья уговорила его остаться, потому что мама одна не справится.

Когда 14 марта разбомбили Яворовский Полигон, семья приняла решение покидать Украину. Когда Швейцария открыла свои границы для беженцев, решили ехать туда. Сначала жить пришлось на военной базе, хотя условия там были комфортные. Украинцы хорошо относились, но нужно было объяснять, какой ты беларус: что сначала ты бежал от репрессий, а потом от войны. Спустя неделю всех переселили в центр для беженцев и там начался процесс легализации. А спустя двое суток семье помогли с жильем и заселили в дом в красивом месте.

Детям очень понравилась новая страна, они уже учат язык, а в школах атмосфера принятия. Детям, которые столкнулись с войной, очень важно в новом месте ощущать себя в безопасности и чувствовать поддержку. Маша  строит новые планы на будущее поступление в университет, хочет хорошо выучить язык. Сима пошла на футбол и завела новых друзей. Маленькой Вере было сложнее всех, потому что в садике она не понимает язык, а общаться с детьми очень хочется. Но воспитатели составили расписание специально под неё, чтобы девочке было проще адаптироваться к новой обстановке.

Сейчас дети не хотят вспоминать о войне и своем сложном пути, но все равно продолжают следить за новостями и общаться со своими друзьями из Украины. Они уже понимают, что даже если война закончится скоро, возвращаться им некуда. Поэтому стараются принять то, что теперь их дом там, где они находятся сейчас.

Чтобы поддержать проект «Детство в эмиграции», вы можете купить шоппер и кружки с детской версией Погони. Связаться можно через личные сообщение в Instagram и Telegram.

In English: First escaping from repression, and then from war: Stories of Belarusian refugee children

Предыдущий материал
В Беларуси появилась новая грузовая авиакомпания — Belcanto Airlines
Следующий материал
Более 11 000 беларусских студентов учились в Польше на начало года

Другие материалы