Мнение. Кирилл Касцян о разделении беларусского и российского контекста или почему эгоизм иногда может быть полезен

SOPA
20 мин.

Эксперт в области конституционного права, межэтнических отношений и идентичности Кирилл Касцян написал для литовского издания Delfi колонку о том, что рассмотрение Беларуси и РФ, как единого целого — является ошибкой, ровно как и не разделение понятий «народ» и «режим» в Беларуси. А также подчеркнул, что беларусским демократическим силам порой необходимо проявлять больше здорового эгоизма и настойчивости в лоббировании интересов белорусского народа. Приводим его слова без изменений.

Заявление Владимира Путина о размещении тактического ядерного оружия в Беларуси, сделанное в конце марта, в нынешних реалиях не является чем-то сверхъестественным и сенсационным. Однако рассмотрение условно российского и условно белорусского контекстов этого события в качестве единого целого кажется ошибочным. Попробуем разобраться, почему на эти две составляющие нужно смотреть отдельно.

Россия: перекладывание ответственности и амбиции, подкрепленные ядерным оружием

Российский контекст вполне понятен и логичен. Россия давно пытается увеличить свое влияние в странах постсоветского пространства. Для этого применяются различные методы — от использования структурных слабостей тех или иных политических режимов до военных вторжений, которые на путинском новоязе называются «специальными военными операциями». При этом не стоит забывать, что Путин — легалист и для него важно, чтобы то или иное действие было связано с некими правовыми нормами и принципами, пусть даже идущими вразрез с нормами международного права. Именно поэтому в своей речи Путин упоминал пример США, а также подчеркивал, что размещение тактического ядерного оружия в Беларуси не означает его передачу и никак не нарушает международных обязательств России. Логику Путина наилучшим образом иллюстрирует фраза «По телевизору показывают жуликов! Ну чем я хуже?!», которую голосом Фаины Раневской говорила фрекен Бок в мультфильме «Малыш и Карлссон».

Именно такими «жуликами» российская пропаганда регулярно рисует западные страны, обвиняя их едва ли не во всех бедах. Свежим и концентрированным примером этого является новая версия Концепции внешней политики России, утвержденная 31 марта. Там США названы «главным вдохновителем, организатором и исполнителем агрессивной антироссийской политики коллективного Запада». В документе довольно предсказуемо упомянуты «цветные революции» как попытка вмешаться во внутренние дела России, а действия США и их союзников в отношении России в целом названы «гибридной войной».

Подобные интерпретации российских стратегов являются ничем иным, как
отзеркаливанием собственных действий на других важных участников международной политики с последующим перекладыванием на них ответственности за свои неудачи.

Например, в российской Концепции внешней политики стратегический курс США, направленный на обеспечение глобального доминирования этой страны, назван в качестве главного фактора, препятствующего нормализации отношений России со странами Европы. Однако в ХХІ веке именно Россия развязала две войны на территории т.н. большой Европы. В данном случае речь идет о Грузии и Украине. В отношении них действия России нарушили принципы территориальной целостности государств, нерушимости границ, а также воздержания от применения силы в международных отношениях. Все это и показывает, что Россия сама жульничает, выдавая собственную неспособность критично оценить свои действия во избежание дальнейшего наступления на те же грабли в международной политике за угрозы ее безопасности со стороны внешних игроков.

При этом, и официальные документы, и риторика Путина оперирует призывами к стратегическому паритету и балансу интересов между Россией и США. Кремлевские стратеги в своей Концепции внешней политики обосновывают свои глобальные амбиции лишь статусом одной из крупнейших ядерных держав, которым обладает Россия.

Беларусь: когда выбор между добром и злом не работает

В своем заявлении о размещении ТЯО в Беларуси Путин прямо упомянул, что об этом его давно просил Александр Лукашенко. Данная просьба является вполне логичной, если проанализировать действия Лукашенко и его режима по крайней мере после августа 2020 г., когда в Беларуси состоялось то, что на официальном языке называется президентские выборы. Тогда, столкнувшись с беспрецедентными протестами, Лукашенко начал «закручивать гайки». С правовой точки зрения, кульминацией данного процесса явилась новая Конституция, принятая на референдуме 27 февраля 2022 г. Он был организован по лекалам, тщательно отрепетированным режимом Лукашенко в течение многих лет, и обеспечил «нужный» результат.

«Самым главным его результатом явилось то, что из ст. 18 Конституции была убрана формулировка о том, что Беларусь нацелена сделать свою территорию безъядерной зоной, а государство — нейтральным», — пишет Касцян.

Кроме того, референдум проходил под аккомпанемент начавшейся российской агрессии против Украины, что в контексте действий Лукашенко не только не возымело должного внимания со стороны мирового сообщества к белорусской проблеме, но и создало для белорусского общества дополнительные проблемы, поскольку многое стало восприниматься как черно-белая картинка с обязательным выбором между добром и злом.

Нынешние заявления Путина о размещении ТЯО в Беларуси вызвали различные реакции и комментарии. Например, секретарь украинского Совета национальной безопасности и обороны Алексей Данилов написал, что «Кремль взял Беларусь в ядерные заложники». Белорусский политолог Павел Усов еще более пессимистичен, говоря о том, что размещение ТЯО на территории Беларуси «фактически полностью уничтожает ее суверенитет, а также всякие иллюзии насчет уменьшения террора и улучшения политической ситуации». В чем-то они дополняют друг друга и к ним мы еще вернемся ниже. А пока стоит процитировать Жозепа Борреля.

В своем твите он назвал размещение российского ТЯО Беларусью безответственной эскалацией и угрозой европейской безопасности. При этом он подчеркнул, «Беларусь еще может это остановить, это их выбор» и пригрозил дальнейшими санкциями со стороны ЕС.

В принципе такая риторика Борреля не новая. Например, 2 марта 2022 г. он заявил, что участие Беларуси в военной агрессии против Украины дорого ей обойдется. Такая риторика говорит лишь о том, что чиновники Еврокомиссии остаются не до конца последовательными в своей риторике.

«С одной стороны, они декларируют поддержку беларусского народа в его стремлении к свободной, демократической и независимой Беларуси. С другой стороны, достаточно эмоциональные и оперативные заявления еврочиновников относительно Беларуси зачастую смешивают понятия страны, режима и общества. Это свидетельствует лишь о том, что белорусская тематика так и не стала для Брюсселя хоть сколько-нибудь приоритетной, а белорусским оппозиционным силам нужно уделять гораздо больше внимания вопросам последовательности и содержания риторики еврочиновников», — cчитает Касцян.

Тем не менее, от заявления Борреля о том, что Беларусь имеет выбор, веет либо наивностью, либо очень упрощенным пониманием ситуации, в которой оказалось белорусское общество. Так или иначе, но “выбор” имеет лишь Лукашенко и он был им сделан после выборов 2020 г. Если смотреть на последовательность его действий после выборов 2020 г., то оно было направлено на “консолидацию” общества, под которым понимались лишь активные сторонники режима или молчаливая масса. В то же время, любой протестный элемент был либо выдавлен из страны, либо государственная машина посредством репрессивных мер просто заткнула ему рот.

Здесь стоит задаться гипотетическим вопросом, а смог бы режим Лукашенко удержаться на фоне массовых протестов после выборов 2020 г. без моральной, экономической и политической поддержки Кремля? На этот вопрос вряд ли можно дать однозначный ответ. Тем не менее, очевидным кажутся два факта.

«Во-первых, в отсутствие фактора Москвы режим Лукашенко был бы менее уверен в себе и, соответственно, привержен хоть какому-то диалогу, чтобы обеспечить собственную выживаемость. Во-вторых, у Евросоюза не было каких-либо реальных механизмов, чтобы эффективно повлиять на развитие ситуации в Беларуси после августа 2020 г., направив ее в сторону демократии. А многочисленные публичные заявления в поддержку белорусского народа и гражданского общества к таковым не относятся», — пишет Касцян.

Такой расклад ставит вопрос насчет санкций и их эффективности. Любые санкции имеют разъяснительную и техническую стороны. И иногда важнее обосновать, за что конкретно данные санкции вводятся, чем расписать техническую составляющую по их применению в отношении каждого конкретного субъекта. Кроме того, разъяснительная и техническая сторона санкций могут нередко конфликтовать между собой. В случае с Беларусью санкции имеют целью заставить режим Лукашенко отказаться от репрессий в отношении собственного гражданского общества, а также перестать оказывать техническую поддержку российскому вторжению на территорию Украины. Однако, их реальное применение напоминает закрытую бутылку с отбитым дном. Иначе говоря, ограничительные экономические меры со стороны западных стран заставляют режим Лукашенко искать альтернативы в России, Китае, мусульманских странах и в целом на т.н. “глобальном Юге”. Очевидно, что такой формат вызывает неудобства и раздражение у официального Минска. Но он оставляет ему значительное поле для маневра.

Однако, вернемся к ТЯО. Здесь действительно Беларусь как общество попала в заложники. Во-первых, размещение ТЯО на территории Беларуси означает, что контролировать его будет Россия, используя данный рычаг для достижения своих сиюминутных и более долгосрочных политических целей. Во-вторых, в новой российской Концепции внешней политики прямо говорится, что Россия уделяет приоритетное внимание «оказанию союзникам и партнерам поддержки в обеспечении обороны и безопасности, нейтрализации попыток внешнего вмешательства в их внутренние дела». Поэтому именно Кремль будет гарантом существования режима Лукашенко в нынешнем его виде, а любые попытки демократических изменений в стране будут пресекаться под соусом борьбы с «внешним вмешательством» и «цветными революциями». Это действительно сводит к минимуму возможности Беларуси как независимого политического игрока вне фарватера российских геополитических интересов. В-третьих, такой расклад никак не способствует изменению политической ситуации внутри страны и не увеличивает возможности гражданского общества и оппозиционных сил хоть каким-то образом на нее влиять.

Пациент скорее жив или мертв?

Очевидно, что спасение утопающих — это всегда дело рук самих утопающих. Поэтому лишь белорусское общество способно себя спасти, пусть даже находясь близко к точке невозврата. После февраля 2022 г. украинские политики и эксперты неоднократно повторяли, что Запад долгое время ставил на Россию как на главную силу постсоветского пространства, уделяя недостаточное внимание другим странам. В случае с Беларусью еще лет немногим более 10 лет назад некоторые западные политики наивно полагали, что по позитивные изменения в на тот момент более демократической России способны вызвать позитивные политические трансформации в Беларуси. Ничего этого не произошло.

Украина и поддерживающие ее страны говорят о победе в войне и о последующем обустройстве послевоенной Европы. Кремлевская пропаганда также использует риторику своей будущей победы в развязанной Россией войне. Однако даже полная победа Украины не означает решения белорусской проблемы, поскольку она никак напрямую не связана с выводом российского ТЯО с территории Беларуси. В данной ситуации стоит отметить два момента. Во-первых, рассмотрение Беларуси и России в одной санкционной корзине многим кажется самым простым решением в разъяснительном и особенно в техническом планах. Однако оно является алогичным во многих смыслах, поскольку ставит на один уровень режимы Путина и Лукашенко и игнорирует тот факт, что существование последнего на данный момент возможно во многом благодаря поддержке первого. Таким образом происходит частичная подмена причины следствием. Во-вторых, именно поэтому белорусским демократическим силам необходимо проявлять больше здорового эгоизма и настойчивости в лоббировании интересов белорусского народа как в контексте российской агрессии против Украины, так и вне его. Иначе белорусская тематика будет напоминать историю о доноре-трупе, которому уже все равно, кому достанутся его органы.

Предыдущий материал
"Народны дэпутат" об инциденте в Мачулищах: Cвоим молчанием режим сам подрывает идею стабильности

Другие материалы