Мнение. Егор Лебедок о режиме чрезвычайного положения

Фото из личного архива Егора Лебедка
3 мин.

In English: Opinion. Yahor Lebiadok on a state of emergency
На беларускай мове: Меркаванне. Ягор Лебядок пра рэжым надзвычайнага становішча

In English: Opinion. Yahor Lebiadok on a state of emergency
На беларускай мове: Меркаванне. Ягор Лебядок пра рэжым надзвычайнага становішча

Обозреватель Егор Лебедок в своем телеграм-каналае опубликовал пост, в котором разбирает указ № 451 «Об обеспечении режима чрезвычайного положения». Приводим его слова без изменений.

Опубликованный указ № 451 «Об обеспечении режима чрезвычайного положения» содержит конкретизацию органов управления в режиме ЧП и задачи/функции/полномочия органов управления. Но в плане противодействия беспорядкам указ не содержит что-либо примечательное, кроме одного момента. В августе-ноябре прошлого года, как стало известно из ответов МВД и утечки секретного письма, силовики различных ведомств привлекались в рамках так называемой государственной системы реагирования на акты терроризма, деятельность террористических организаций, незаконных вооруженных формирований и массовые беспорядки. Положение о ней утверждено секретным указом от 2012 года (весьма вероятно, изменено за прошлый год). Благодаря утечкам и резонансу в обществе правовых аспектов действий силовиков, отсылка к данной системе в 2021 году была включена и в открытое правовое поле – в законы о «Чрезвычайном положении» и «О Вооруженных Силах». Из указа №451 следует, что в рамках государственной системы формируется не только республиканский оперативно-ситуационный штаб, но еще и оперативно-ситуационные штабы (области, города, района). В случае введения режима ЧП данные штабы преобразуются в Республиканский объединенный оперативный штаб и комендатуры соответственно. Также из норм указа №451 следует, что оперативно-ситуационные штабы госсистемы реагирования уже существуют до введения режима ЧП.

Таким образом, можно вполне обоснованно предположить, что в дальнейшем «бороться с беспорядками» планируется как и ранее – в рамках т.н. государственной системы реагирования на акты терроризма, деятельность террористических организаций, незаконных вооруженных формирований и массовые беспорядки еще до или без введения ЧП.

Введение ЧП принципиально в подходе к «борьбе с беспорядками» ничего не изменит. Режим чрезвычайного положения будет иметь скорее политическое значение (отсрочка выборов/референдума, обоснование большей жестокости, для определенных мер во взаимодействии с международными/иностранными организациями и гражданами и их собственностью, и иные политические ходы), чем принципиально изменит уже апробированный подход к подавлениям выступлений без введения особых режимов.

Предыдущий материал
Мнение. «Мифология Беларуси» переводит заявление Путина
Следующий материал
Мнение. Серж Харитонов о сборе $10 млн. Красным Крестом для помощи мигрантам

Другие материалы